пятница, 15 апреля 2011 г.

За будни стабильные наши спасибо, родная страна!

«Скорая» привезла в больницу бабулю с признаками пищевого отравления. Как полагается, бабуле оказали первую неотложную помощь, промыли желудок и положили отдыхать под капельницей. Подходит к бабуле врач и говорит: «Бабуля, я чего-то не понял. Мы же тебя две недели назад откачивали после отравления. Ну, в прошлый раз ты грибов поела. А в этот-то раз чего?» На что бабуля невозмутимо отвечает: «Дак я их доела…»


Любовь Семенова
Советник по связям с общественностью

Этот анекдот, по-моему, как нельзя лучше подходит для описания ситуации, сложившейся в Эстонии по итогам последних парламентских выборов, имевших место чуть больше месяца назад. Многим жителям страны точно так же, как и врачу из анекдота, непонятно, как 70 тысяч официально зарегистрированных безработных, а вместе с ними еще 196 тысяч человек (16% населения), официально находящихся за чертой бедности в стране, где разница в доходах между 20% самых богатых и 20% самых бедных жителей Эстонии достигла пятикратного показателя, пошли и вновь проголосовали за ту же самую власть, которая их до этого состояния довела. То есть подтвердили свою поддержку политико-социальным усилиям правящих партий в отношении дальнейшего обеднения населения. Они, безработные, бедные и не попавшие «в обойму» успешной жизни, выбрали существующую стабильность...

Мы выбираем… Нас «обувают»?… Будь уверен!

Так какую же стабильность мы выбрали на следующие четыре года? Ответ прост и незатейлив, как евроцент.
Прежде всего, с нами осталось авторитарное правительство, которому весьма и весьма по душе принятие скороспелых, зачастую непродуманных решений, причем закулисно, без учета мнения народа, которому, если верить Конституции, принадлежит власть в Эстонии.
С нами остались также и нелепые обещания вывести Эстонию в пятерку самых богатых стран Европы (при практически полном отсутствии ресурсов), и красивые сказки об увеличении пенсий (без конкретизации сроков), и беспардонные разглагольствования о том, что введение евро совсем не отразилось на небывалом повышении цен на товары как первой, так и непервой необходимости.
А еще с нами остались рекордная инфляция (которая, как свидетельствуют данные статистического бюро Eurostat, в феврале была в Эстонии самой высокой среди стран ЕС, после Румынии); мизерные детские пособия, которые никто даже не обещает повысить (в отличие от пенсий, которые тоже не повышают, но хотя бы регулярно успокаивают обещаниями о повышении); замороженные зарплаты, размер которых не вызывает никаких иных чувств, кроме разочарования и стыда перед жителями других стран еврозоны.
Мы добровольно оставили себе стабильно недоступную медицинскую помощь, стабильно стареющее население и еще массу других, столь же «стабильных» проблем, которые, казалось бы, должны были побудить население хотя бы попытаться внести изменения в свое существование.
Однако не побудили...

Об опасности отторжения

Как уже было отмечено выше, разрыв в соотношении доходов 20% самых богатых и 20% самых бедных групп населения в Эстонии достиг пятикратного показателя, и по этому показателю наша страна находится в первой десятке самых неблагополучных стран Европы.
Социальное отторжение становится одной из самых серьезных проблем Эстонии, способных негативно повлиять на будущее страны. Чтобы хоть как-то исправить положение, необходимо попытаться поменять социальное отторжение на социальную вовлеченность. Но кто будет этим заниматься, если государство стабильно не собирается менять свой экономический курс, направленный исключительно на поддержку тех, кто и так «неплохо вовлечен» и имеет с этого приличные дивиденды?
В качестве примера приведу некоторые статистические данные, касающиеся социального неравенства в Эстонии. Вернее, это показатели той самой «стабильности», незыблемую верность которой сохранили многие наши замечательные избиратели.
Итак, официальная безработица в Эстонии снизилась с рекордных 14,6% в марте 2010 года до 10,3% в январе 2011 года и составляет без малого 70 тысяч зарегистрированных безработных.
За чертой бедности в Эстонии официально находится 16% населения.
Эстония занимает последнее место среди 27 стран Евросоюза по расходам госбюджета
на социальную сферу (12% от ВВП при среднем в ЕС - 27%) и является самой бедной среди 17 стран еврозоны.
В результате кризиса экономика Эстонии сократилась до показателей 2005-2006 годов.
За период с 2009 по 2011 годы парламент Эстонии утвердил четыре негативных бюджета (включая два дополнительных). Негативный бюджет и сегодня стоит на повестке дня. В июле 2009 года повышен НСО с 18 до 20%, акцизы на топливо, цены на электричество и газ выросли с 2008 по 2011 год до 25-30 %.
За последние годы за пределы Эстонии в поисках лучшей доли уехали более 130 тысяч жителей страны, то есть фактически каждый десятый житель, включая грудных младенцев и стариков.
По данным Пищевого банка Эстонии, осенью 2010 года каждый 13-й житель Эстонии ежедневно недоедал, из них 20 тысяч человек - это дети.
Не хотелось бы сгущать краски, но... имеющий глаза сам все видит.
А имеющий способность мыслить еще и догадывается, что борьба с бедностью - это не жест благотворительности, как считаетнаше стабильное правительство. Борьба с бедностью – не чья-то прихоть, а элементарный акт государственной справедливости, о чем мы за последние годы, кажется, основательно подзабыли. И еще это защита одного из основных прав человека - права на достаточный жизненный уровень.
Но мы сделали свой выбор. С ним нам жить еще, по меньшей мере, четыре года. Стабильно.
И в завершение – еще один анекдот: «Принята поправка к пенсионной реформе: каждому, кто обязуется жить после выхода на пенсию не дольше трех лет, размер пенсии будет увеличен втрое».
Стабильных вам выходных!

Комментариев нет:

Отправить комментарий